Наши земляки в середине XIX века 19.05.2021 15:27:00

Наши земляки в середине XIX века

В середине XIX в. Генеральным штабом императорской армии проводилось масштабное описание всех губерний и городов России, которое вылилось в 17-томное издание «Военно-статистического обозрения Российской империи» (1848-1858). Описанием Тульской губернии занимался капитан А.С. Гвоздев. Помимо прочего в его обязанности входило дать общую характеристику населению, его быта, нравов, обычаев, предрассудков. Надо полагать, что всё нижесказанное в полной мере относится и к алексинцам.

«Все жители Тульской губернии принадлежат к одному племени – славянскому, и почти все исповедуют православную веру; число иноверцев весьма невелико, и они совершенно теряются в общей массе населения. Не говоря о сословии дворян и высшего купечества, которые усвоили себе нравы и быт, свойственные вообще образованному классу, бросим краткий очерк на быт и нравы простолюдинов. Поселяне трудолюбивы, честны, свято исполняют все обряды церкви, и свято сохраняют вековые добродетели русских – преданность к престолу и Отечеству. Вообще о нравственности крестьян Тульской губернии все отзываются с похвалой; даже неумеренное употребление крепких напитков, порок общий в чёрном народе, год от году здесь ослабевает. Замечательно, что поселяне северных уездов, занимающиеся различными промыслами в Москве, более других склонны к мотовству и разгульной жизни, но менее к поступкам жестоким; тогда как поселяне южных уездов, будучи воздержаннее первых, показывают часто суровость характера. То же самое можно сказать о жителях пригородных селений, которые, имея частые сношения с горожанами, утрачивают жестокость характера, менее склонны к преступлениям тяжким, но легче предаются пьянству и разгульной жизни. По всем отзывам и фактам, большая часть порочных людей встречается между мещанами. В этот класс, кроме вольноотпущенных, вступают промотавшиеся купцы, лица, изгнанные за безнравственность из духовного звания, и подобные им... Хотя они и числятся в городах, но многие ведут жизнь кочевую по ярмаркам, базарам и селениям, торгуют на ничтожную сумму красным товаром, дёгтем, солью, обвешивая, обсчитывая и обмеривая крестьян. Есть ещё род оседлых мещан – это содержатели постоялых дворов, кабаков и шинков. В числе же кочующих преимущественно находятся люди безнравственные и особенно конокрады. Этот вид воровства давно уже распространен здесь и особенно постигает крестьян в селениях, ближайших к границам губернии. Полиция принимает действенные меры, чтобы искоренить это зло, и хотя оно становится год от году меньше, но за всем тем большую часть преступлений, совершаемых в губернии, составляет конокрадство. Вообще же число преступников к народонаселению относится как 1 к 4203; а одно преступление приходится на 2007 человек.

Домашний быт селянина Тульской губернии ничем не отличается от быта поселян смежных и вообще великороссийских губерний… Русский крестьянин почти везде живёт одинаково: везде он сохранил свои вековые обычаи, время распределения полевых работ, систему построек и прочее. Вследствие этого мы ограничимся исчислением только некоторых обычаев, более вредных по своим последствиям для здоровья. С давнего времени существует у нас обычай бросаться в воду в день Крещения. Простой народ делает это от излишнего и ложно понятого усердия к вере; это купание, по мнению народа, как бы обновляет святое Крещение и смывает все грехи. Особенно этот обряд считает необходимым тот, кто в течение святок наряжался и через то уподоблялся дьяволу, которому одному прилично и свойственно принимать на себя различные личины. Хотя обычай этот выводится, но в деревнях он ещё до сих пор существует.

Чёрный народ вообще пристрастен к баням, а за неимением их, по большей части парится в печах жилых изб в те дни, когда не пекут хлеб и когда печь сильно раскаляется, некоторые по излишней охоте или по убеждению, что пар облегчает все недуги, запариваются насмерть. Это чаще случается с людьми престарелыми и в особенности с женщинами. Они, выбрав удобное время, когда семейство уляжется спать, влезают в печь жарко натопленную и парятся веником, обмакивая его в горячую воду и прикладывая его к раскаленному своду печи, через что иногда образуется такой сильный пар, что они впадают в бесчувственность и задыхаются. Случается, что мертвого находят тогда только, когда, вставши поутру, открывают печь для приготовления пищи. Вероятно, потому часто встречаются при следствиях отзывы семейных, что умерший в печи, тайком в неё забрался…

Обычай же, выходя зимой из бани, бросаться в снег или летом в реку почти повсеместен. Убеждения, что обычай этот вреден для здоровья, слабо действует на простолюдинов. Они убеждены напротив, что быстрый переход от жары к холоду как бы закаливает тело их и потому, повалявшись в снегу, они снова входят в жаркую баню. Наконец, обычай пускать кровь во всех недугах, благодаря малому числу в селениях людей, сведущих в кровопускании, и бдительному надзору в городах, ещё не укоренился. Но есть причины опасаться, что и он войдёт в употребление, как скоро знахари и лекари переймут способ пускать кровь, потому что, несмотря на малое число врачей, они уже переняли некоторые операции и употребляют их, хотя не всегда с успехом.

Вообще знахари и лекари, а иногда и колдуны, играют в селениях важную роль. Не везде также искоренились суеверия и предрассудки: в деревнях до сих пор слепо верят в порчи, в наговоры, в дурной глаз, в нечистую силу и во всех недугах, во всяком семейном горе прибегают к искусству досужего человека, а такой человек берётся вылечить какую угодно немочь и, разумеется, последствия иногда бывают очень плачевные. Там, где сама бы природа подала бы больному исцеление, доморощенный врач губит здоровье, а нередко и саму жизнь своего доверчивого пациента. Полиция принимает строгие меры, чтобы искоренить это зло... По странному заблуждению простолюдин всегда недоверчиво смотрит на опытного медика и гораздо охотнее вверяется какому-нибудь шарлатану. Может быть, недоверие это происходит от того, что в губернии слишком мало медиков (всего 47 на 1 264 399 чел.), да и те, будучи беспрестанно отвлекаемы медико-полицейскими делами и практикой у высшего сословия, редко могут оказывать пособие простому народу в селениях. А потому сельские обыватели естественным образом чуждаются случайной помощи врача, как явления у них редкого и неоправданного очевидной пользой его искусства, и тем охотнее обращаются к мнимому досужеству своих знахарей и лекарок… А эти люди или по невежественной самоуверенности или по своекорыстию, невзирая на надзор местной полиции, безнаказанно занимаются своим ремеслом и стараются уверить поселян, что им потому только запрещают отправлять его, что доктора из зависти на них клевещут».

(Военно-статистическое обозрение Российской империи. Т. 6, Ч. 4: Тульская губерния. СПб., 1852. С. 60-63.)

Наша справка

Алексей Сергеевич Гвоздев выпускник 1-го Московского кадетского корпуса. В 1845 г. подпоручиком 1-й артиллерийской бригады, зачислен в Военную академию Генерального штаба, по окончании которой состоял в штате, участвовал в венгерской кампании 1849 г. В 1851-1852 гг. в чине капитана составлял описание Тульской губернии. С 1852 г. преподавал тактику во 2-м кадетском корпусе. Умер в 1859 г. в чине подполковника.

Для публикации текст сокращен и адаптирован.

Ведущий рубрики – Сергей Горюшкин



Возврат к списку

Написать в редакцию